Утренняя почта

Для кого — то знаковое время — вечер.

Вечером всё случается. Всякие чудеса — волшебства. Вечером многие подводят итоги дня, обдумывают необдуманные ранее поступки, планируют следующий день и составляют списки дел.

Для меня время «собирать камни» — утро раннее.

Я — жаворонок. Только не обычный жаворонок, а жаворонок придурочный. Я встаю, когда вся остальная страна видит десятый сон.  Ещё не пробило и пяти часов утра, а я уж на ногах тоненьких своих пробираюсь на кухню, чтобы не разбудить мужа.

Хотя, его не разбудишь, даже если в ночи к нам залезут сектанты и затянут свои сектантские песни. Муж будет дрыхнуть, как сто китайцев и  с сектантами придётся расправляться моей тощей фигурке.

Поэтому, сказав «пробираюсь на кухню» — это я, как — бЭ, соврала вам без зазрения совести. Иду я на кухню, попутно включаю чайник. Кстати, вместо чёрного ужасного, папа подарил нам серебристого красавца, который сверкает и мигает огнями, символизируя закипание воды.

Пока кипит цветомузыкальный самовар, я быстро в ванну.

Там вода.  Воды слонам!

Я же рыба — пила по гороскопу, поэтому без воды вообще не вижу смысла жизненного. Горячая вода — это моё всё. Я там плещусь до потери сознания, одновременно пользуюсь какими — нибудь штуками — гелями и радуюсь, что я не в Африке,  где, говорят, вода вообще в недостатке. У меня есть специальное радостное мыло и специальная радостная варежка — мочалка.

Завернувшись в полотенце,  я быстро семеню занять своё место у кухонного стола, навожу кофей, да побольше! Побольше! Сажусь в плетеное кресло и начинаю думать и размышлять.

Размышляю о предстоящем дне.

Во — первых, что одеть на работу. Альтернатив у меня нет, так как с вечера, уже подготовленные, стоят в углу джинсы, футболка и кардиган. Иногда вдруг нет — нет, да и мелькнёт мысль о юбке, которую Маня привезла мне из Испании и дала при условии, что я её непременно одевать буду.

С юбкой связано много «но». Сапоги на каблуке надо одеть — раз, колготки красивые найти — два, шубу достать длинную — три, у шубы длинной в отличие от шубы короткой совершенно нет капюшона, поэтому, нужно что — то придумать с головным убором — четыре. Можно, конечно, накинуть на голову оренбургский пуховый, но в нём я чем-  то напоминаю молодую Чурикову, так что лучше не надо.

Потом меня настигает мысль, что машина во дворе стоит холодная и голодная. И я буду ещё минут десять замерзать внутри,  пока не прогреется машина и сиденье.

Я думаю о работе. Редко, но думаю. Думаю о том, что доходы вокзального комплекса неумолимо идут по наклонной, что сфера услуг на вокзалах оставляет желать лучшего и пассажиры мечутся в поисках комфорта просто.

Вообще  — то,  сидя в кресле и обозревая кухонное пространство, я понимаю, что надо что — то переделать, конечно. Лучшее — враг хорошего же. Вот недавно поменяла шторки. Вот недавно купила красивые стаканы. Вот недавно начала поливать суданскую розу в надежде, что она зацветёт и украсит мою кухню адским цветением. Вот недавно переставила микроволновую печь на другой конец стола — стало ещё хуже.

Сегодня размышляла на тему новогоднюю. Надо же покупать какое — то платье с туфлями блестящими.  Промелькнула мысль стать блондинкой,  но тут же была изгнана с позором. Об отпуске думала. Какие — то неутешительные прогнозы телевизионные новости глаголят. Надо подумать о вариантах отдыха.

Подобная куча мыслей одолевает меня каждое утро. И это даже хорошо. Если бы эта куча одолевала меня каждый вечер, я бы долго не протянула. Как же всё — таки замечательно, что я жаворонок придурочный.

Вечером так тяжело думать.

Утро вечера мудренее, говорят.

 


Об авторе Eva Weiss

Истинная арийка. Беспощадна к врагам рейха.
Запись опубликована в рубрике Обо всём. Добавьте в закладки постоянную ссылку.