Не стреляйте в белых лебедей!

Вчера были руки крюком.

Варганила гуляш — мясо никак не хотело размягчаться и торчало со сковородки, как металлоконструкция. И чем только я его не пробовала — безрезультатно. Все будем блевать жёстким мясом.

Оладьи тоже не вышли.  Получились плоские, как Кейт Мосс. И сколько бы я не поливала их вишнёвым сиропом — дело это не спасло. Те же лепёшки,  похожие на подошвы кирзовых сапог.

Но лучше уж наваять страшенных оладушек, чем переживать кучу всяких — разных абсурдов жизненных.

В начале девятого на Алексевнин телефон раздался звонок от одного из представителей начальственной верхушки. Эта женщина, назовём её В., заставила всех почувствовать себя героями цирка уродов. На гастролях.

Женщина сообщила, что у господина Козлова умерла жена. И нужно срочно выделить девочку из любого отдела дирекции (в количестве одной штуки),  дабы помочь вынести венки.

Алексевна ненавязчиво дала понять женщине В., что никто никуда не пойдёт, а положив трубку разразилась нецензурной бранью. Причина недовольства была в том, что никто из нас слыхом не слыхивал о господине Козлове, тем более о его скончавшейся жене.

И почему нужно выделить именно девочку, которая поможет вынести венки? Мужчины для этого совершенно не подходящие кандидатуры? Или нужна именно девушка, которая обучалась профессии «выносильщица венков»?

Короче говоря, с полчаса мы сидели в ступоре и гадали, по каким причинам случился такой звонок непонятный и не впал ли часом наш начальник в маразм. Всё может быть. От сумы и от тюрьмы не зарекайся.

Абсурдные ситуации совершенно парализуют мой мозг. Я ненадолго выпадаю из реальности и погружаюсь в тернии недоумения.

Моя приятельница Ленка часто пользуется моей помощью относительно пассажирских перевозок железнодорожным транспортом.

Так вот, каждый раз она звонит мне и спрашивает — какой поезд лучше, удобнее и чище. Я в подробностях очевидца рассказываю ей про лучшие поезда,  но Ленка постоянно задаёт один единственный градообразующий абсурдный вопрос: «А ты откуда знаешь?»
Приходится объяснять в сотый раз,  что есть такая профессия — железнодорожник, и люди, принадлежащие к этой когорте,  вообще — то обязаны давать верные консультации народу.

Когда приходит лето (обохтымой) я подрабатываю актрисой в театре абсурдного абсурда.

Каждые пять — семь минут раздаётся телефонный звонок и томный мужской голос (иногда и бодрый женский) спрашивает, я ли это? Отвечаю, что я. Мой низкий с хрипотцой голос сложно не идентифицировать.

Затем следует рассказ, почище, чем про Ваньку Жукова, десятилетнего мальчика, отданного в подмастерья к сапожнику Иванову.

Мужчина (или женщина) на том конце провода сообщает, что является братом (или сестрой) знакомого бывшего знакомого моего отца, который и дал мой телефон по вопросу решения проблемы с железнодорожными билетами во все направления от одних до сорока пяти суток включительно.

Сначала я отвечаю культурно, обещаю помочь и простить, но на двадцатом звонке я становлюсь похожа на маленького и худого йорка, которого достала хозяйка, завязывая на йоркширской голове ежедневный бант.

Вся абсурдность ситуации в том, что во время летних пассажирских перевозкок проблема с билетами не стоит так остро, как раньше. В кассах имеется достаточное количество мест даже на проходящие поезда, не говоря уже о поездах своего формирования.

Но народ, вместо того, чтобы доехать до железнодорожного вокзала и хотя бы поинтересоваться для начала у самих, непосредственно,  билетных кассиров о наличии мест, протягивает сонную руку к трубке телефонной и набирает,  не мудрствуя лукаво,  мой номер.

Лень — матушка, что уж там.

Вот Маня пришла.

Принесла на себе новое колье.

Говорит, что Swarovski.

 


Об авторе Eva Weiss

Истинная арийка. Беспощадна к врагам рейха.
Запись опубликована в рубрике Обо всём. Добавьте в закладки постоянную ссылку.